zinet home
home home
home ИНТЕЛЛЕКТ-ПОРТАЛ
home Стартовал прием материалов в сборник XХХIX-й научной конференции. Требования к публикациям - в разделе "Объявления".

На главную | Объявления | Отчеты предыдущих конференций | История Украины | Контакты

РЕСУРСЫ ПОРТАЛА:

Тридцать восьмая научно-практическая конференция
(23 - 28 мая 2016 г.)


Тридцать седьмая научно-практическая конференция
(19 - 22 апреля 2016 г.)


Тридцать шестая научно-практическая конференция
(29 декабря 2015 - 5 января 2016 г.)


Тридцать пятая научно-практическая конференция
(24-27 ноября 2015 г.)


Тридцать четвертая научно-практическая конференция
(13-17 октября 2015 г.)


Тридцать третья научно-практическая конференция
(20-27 мая 2015 г.)


Тридцать вторая научно-практическая конференция
(2-7 апреля 2015 г.)


Тридцать первая научно-практическая конференция
(25 февраля - 1 марта 2015 г.)


Тридцатая научно-практическая конференция
(19-25 января 2015 г.)


Двадцать девятая международная научно-практическая конференция
(19-25 ноября 2014 г.)


Двадцать восьмая международная научно-практическая конференция
(08-13 октября 2014 г.)


Двадцать седьмая научно-практическая конференция
(20-25 мая 2014 г.)


Двадцать шестая научно-практическая конференция
(7-11 апреля 2014 г.)


Двадцать пятая юбилейная научно-практическая конференция
(3-7 марта 2014 г.)


Двадцать четвертая научно-практическая конференция
(20-25 января 2014 г.)


Двадцать третья научно-практическая конференция
(10-15 декабя 2013 г.)


Двадцать вторая научно-практическая конференция
(4-9 ноябя 2013 г.)


Первая международная научно-практическая конференция
(14-18 мая 2013 г.)


Двадцать первая научно-практическая конференция
(14-18 мая 2013 г.)


Двадцатая научно-практическая конференция
(20-28 апреля 2013 г.)


Девятнадцатая научно-практическая конференция
(26 февряля - 3 марта 2013 г.)


Восемнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 декабря 2012 г.)


Семнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 октября 2012 г.)


Шестнадцатая научно-практическая конференция
(09-14 апреля 2012 г.)


Пятнадцатая научно-практическая конференция
(01 - 07 марта 2012 г.)


Четырнадцатая научно-практическая конференция
(12-20 декабря 2011 г.)


Тринадцатая научно-практическая конференция
(28 октября - 09 ноября 2011 г.)


Двенадцатая научно-практическая конференция
(28 мая - 06 июня 2011 г.)


Одинадцатая научно-практическая конференция
(26 апреля - 04 мая 2011 г.)


Десятая научно-практическая конференция
(15-23 марта 2011 г.)


Девятая научно-практическая конференция
(27-31 декабря 2010 г.)


Восьмая научно-практическая конференция
(05-12 декабря 2010 г.)


Седьмая научно-практическая конференция
(28 мая - 7 июня 2010 г.)


Шестая научно-практическая конференция
(1-15 апреля 2010 г.)


Пятая научно-практическая конференция
(20-27 мая 2009 г.)


Четвертая научно-практическая конференция
(10-17 апреля 2009 г.)


Третья научно-практическая конференция
(20-27 декабря 2008 г.)


Вторая научно-практическая конференция
(1-7 ноября 2008 г.)


Первая научно-практическая конференция
(10-15 мая 2008 г.)



НАШИ ПАРТНЕРЫ:

Студия веб-дизайна www.zinet.info



Студия ландшафтного дизайна Флора-МК


Уникальное предложение!



Сайт-визитка - теперь
всего за 200 грн!

подробнее>>>



ТРАНСФОРМАЦИЯ СЕМАНТИКИ ДУШИ В КУЛЬТУРЕ ПОСТМОДЕРНИЗМА (ПО РАССКАЗУ Т. ТОЛСТОЙ «ЧИСТЫЙ ЛИСТ»)

 

Чивликлий Г.Д.

Украина, г. Днепропетровск,

Академия таможенной службы Украины

 

В статье рассматривается рассказ Т. Толстой «Чистый лист» в культурологическом аспекте. Трансформация сюжета о продаже души в современном контексте демонстрирует кардинальную смену ценностной системы общества массового потребления. Семантика души в рассказе имеет не христианское, а мифолого-языческое наполнение.

 

Творчество Татьяны Толстой привлекает пристальное внимание как читателей, так и профессиональной критики с момента выхода в свет сборника рассказов «На золотом крыльце сидели». Критика 1990-х годов отмечала устойчивый интерес писателя к странным героям, сочувствие любому персонажу» (С.Чупринин), игру с читателем, отказ от принципов реализма как жизнеподобия [1, с.146]. Н.Штром относит Т.Толстую к так называемой «артистической прозе» 1990-х годов, которая преображает традиции русского модерна, предлагая «… вместо серьезного взрослого отношения к миру – игру и детскую веру в чудо; вместо мифа – сказку или, точнее, множество сказок» [7, с.108]. Последующие публикации Т.Толстой во многом повторяют художественные находки и откровения первой книги.

Предметом нашего исследования является рассказ «Чистый лист» как одно из вторичных произведений, пронизанных аллюзиями и реминисценциями из собственных текстов данного автора. Из всех возможных аспектов анализа мы выбираем культурологический, так как трансформация сюжета о продаже души в анекдот об экспериментальной медицинской операции по удалению столь рудиментарного органа наводит на размышления об эволюции ценностной системы в той культуре, которую О.Шпенглер некогда назвал «фаустовской».

Фаустовский сюжет – в определенной степени итог интеллектуальных и художественных исканий эпохи Просвещения, «чистый лист», «чистая доска» («tabula rasa») – одна из любимейших идей просветителей, уверенных в безграничных возможностях науки, ее способности разрешить все проблемы бытия человека, как социального, так и индивидуального. Именно просветительской логикой, во многом определившей европейскую культурную эволюцию, проникнута убежденность одного из героев рассказа Т.Толстой: «Больной орган необходимо удалять. Как аппендикс».

Рассматривая интерпретацию «фаустовского сюжета» в рассказе «Чистый лист», мы вынуждены признать, что фаустовским его назвать можно с большой натяжкой, так как главный герой принадлежит к качественно другой категории персонажей, маркированной в русской литературе как «маленький человек». По глубокому наблюдению Ю.Лотмана, «поэтика сюжета… - это в значительной степени поэтика героя, поскольку определенный тип героя связан с определенными же сюжетами» [2, с.328].

Определение «маленький человек» в отношении главного героя анализируемого рассказа обусловлено и такой важной чертой поэтики Т.Толстой, как мифологизация быта. Игнатьева можно вписать в длинный список таких же «маленьких», задавленных жизнью неврастенических героев, жаждущих выхода из заколдованного круга обыденного существования. Им не под силу принять жизнь во всей ее сложности и трагичности. Каждый из них жаждет чуда – волшебной палочки, превращающей лягушку в красавицу, чудовище – в принца, а «маленького человека» – в избранника судьбы, властелина, победителя.

Страх перед жизнью может персонифицироваться в загадочную Кысь (роман «Кысь»), может обрести черты «неразрываемого круга» (рассказ «Круг»). Это страх мистический, первобытный, не поддающийся логике. В случае Игнатьева олицетворенная тоска, измучившая героя, наделена чертами постылой жены, надоевшей верной любовницы, пробирающейся за ним даже в пивной погребок. «Отвязаться от нее не было никакой возможности, швейцар пускал ее и в погребок» [4, с.157]. Но одновременно это сказочная волшебница: « Тоска взмахнула рукавом – расстелила бескрайнюю каменную пустыню», «взмахнула призрачным рукавом – выплыли корабли вереницей» [4, с.155]. Неотвязная спутница Игнатьева - тоска связана с еще одним призрачным персонажем рассказа, названным «Живое»: стремление избавиться от измучившей тоски грозит потерей Живого в себе самом.

Типологически «маленький человек» русской классики покорно несет свой крест, пока не сталкивается с несправедливостью, принять которую для него непосильная задача – будь то кража шинели (Акакий Акакиевич) или бегство любимой дочери (Самсон Вырин). В нашем случае ничего экстраординарного с Игнатьевым не происходит. «Я не понимаю, - говорил друг, - ну что ты выкобениваешься? У всех примерно такие обстоятельства, в чем дело? Живем же как-то!

 - Ты пойми: вот тут, - Игнатьев показывал на грудь, - живое, живое, оно болит!» [4, с.158]. Больной ребенок, постаревшая страдалица-жена, неверная возлюбленная – обычный житейский набор мужчины среднего возраста. Причина бунта «маленького человека» конца ХХ века в том, что он не умеет и не хочет страдать. Культ молодости, здоровых победителей жизни стал частью сознания современного потребителя массовой культуры.

Христианство, учившее нести свой крест достойно и не роптать, давно утратило реальное влияние пастора душ. «Ловцами душ стали вездесущие средства массовой информации, насаждающие идеал, к которому стремится Игнатьев: «Кто это идет, стройный, как кедр, крепкий, как сталь, пружинистыми шагами, не знающими постыдных сомнений? Это идет Игнатьев. Путь его прям, заработок высок, взгляд уверен, женщины смотрят ему вслед» [4, с.164]. Чем не персонаж глянцевого журнала, рекламного ролика, телевизионного сериала? Вопрос в том, какую цену готов заплатить наш герой за столь чудесное преображение. И здесь мы подходим к кульминационному моменту фаустовского сюжета – договору о продаже своей бессмертной души.

В рассказе Т.Толстой история этой сделки носит фельетонный, почти анекдотический характер. А посему ни Демона, ни Мефистофеля, ни даже карамазовского черта-приживальщика здесь нет. Заметим, что литературные варианты главного искусителя мельчают по мере измельчания тех представителей рода человеческого, с какими они имеют дело: путь от Сатаны Мильтона до мелкого беса Ф.Сологуба был бы чересчур прямолинейным, если бы в тот же ряд не встал Воланд, а следом за трагическим Мастером не шел Адриан Леверкюн. «Маленький человек» Игнатьев не удостоился даже самого мелкого из литературного отряда нечистой силы. Роль искусителя исполнил его старый друг, которому надоело ежедневно выслушивать жалобы героя. Можно сказать, что в этой сделке друг выступает в качестве посредника: он указывает средство избавления и демонстрирует товар лицом, познакомив Игнатьева с успешным чиновником Н., испытавшем на себе чудесные последствия операции.

Здесь к портрету вожделенного экранного супермена добавляется еще один знак победителя – должность. «Н. был чиновником значительным: стол, пиджак, ну что говорить! Ты смотри, смотри! Золотая авторучка в кармашке, а какие авторучки в гранитных цоколях на столе! Какие перекидные календари! А за клетчатыми стеклами шкафа угадывается редкий коньяк - н-ну! [4, с.161]. Особенно впечатляют авторучки – они возникнут снова в горделивых мечтах Игнатьева, обещающего сыну: «Папа станет богатым, с авторучками». Учитывая сверхзадачу героя – покорение соблазнительной и ускользающей Анастасии, этот акцент носит знаковый характер. А друг, как и положено умелому распространителю товаров, ловит покупателя на самую главную наживку: «Будь мужчиной, Игнатьев! Тогда тебя и женщины любить будут. А так ты кто? Тряпка!» [4, с.162].

То, что сам сакральный акт отказа от души превращен в несложную хирургическую операцию, не только усиливает сатирический аспект текста Т.Толстой, но и актуализирует дискурс Просвещения с его уверенностью в научном прогрессе, способном разрешить все насущные проблемы. Эксперименты современной медицины давно уже вступили в противоречие с христианской этикой, которая номинально по-прежнему позиционируется как духовная основа европейского мира. То, что реально это давно уже мир неоязычества, и уводит ассоциативный ряд нашего текста к истокам цивилизации – в Египет и Месопотамию. Врач Иванов с пустыми глазницами – древний жрец, совершающий магический обряд: «На голове его уступчатым конусом сидела шапочка – белая в синюю полоску тиара, крахмальный зиккурат. Смуглое лицо, глаза опущены на бумаги, и мощно, водопадно, странно – от ушей до пояса вниз – четырьмя ярусами, сорока спиралями закручивалась синяя жесткая ассирийская борода...» [4, с.169].

Излюбленный прием Т.Толстой – пересечение в единой точке бытия мифа и реальности, вечного и тленного – усиливается литературной аллюзией. За шаг до окончательного отказа от души перед дверью кабинета «врача всех врачей Иванова» Игнатьев разглядывает один из поучительных медицинских стендов с иконографическими знаками правильного поведения. Помнится, в «Станционном смотрителе» такие же картинки рассказывали историю блудного сына – предупреждали и пророчили. Т.Толстая торжественным библейским слогом передает нехитрую пропагандистско-профилактическую историю, заинтересовавшую героя на границе экзистенциального выбора. Картинки под рубрикой «У Глеба болел зуб» убеждают трепещущего Игнатьева: не бойся, не оттягивай неизбежного – «и пошел он к мудрому, строгому врачу, и тот облегчил его страдания – вырвал больной зуб и бросил его, и Глеб, преображенный, счастливо улыбался в последнем, нижнем святящемся окошечке, а врач наставительно поднимал палец и завещал древнюю мудрость грядущим поколениям» [4, с.166].

Парадокс совершаемой сделки состоит еще и в том, что Игнатьев сам платит (тайно, стыдливо, в конвертике) за избавление от души. При этом подчеркнуто брезгливые реплики профессора («А она у вас, по-вашему, большая?»; «Какая стерильность? – профессор поднял веки. – Я надеваю перчатки, чтобы не запачкать рук» [4, с.172]) призваны дать пациенту почувствовать себя облагодетельствованным.

Нет дьявола, покупающего душу – нет бога, спасающего ее. Семантика души в рассказе включает примитивно-позитивистское толкование: такой же орган, как и другие, притом, не настолько жизненно важный, чтобы нельзя было обойтись без него. Но этот атавизм странным нематериальным образом связан незримыми нитями с самой сущностью жизни, и герой это ощущает. И окончательный выбор сделан уже в кабинете, за окном которого шум листвы напоминает Игнатьеву об участи всего живого в этом мире: «Не удержать лето слабыми руками, не предотвратить распада… Доставайте же свой скальпель, нож, серп, что там у вас принято, доктор, окажите благодеяние, отсеките ветвь, еще цветущую, но уже неотвратимо гибнущую, и бросьте в очищающий огонь» [4, с.168].

Грядущая операция представляется ему, как новое рождение – более счастливое: «Оковы падут, бумажный кокон лопнет, и изумленная новизной синего, золотого, чистейшего мира, легчайшая резная бабочка вспорхнет охорашиваясь» [4, с.168]. Инстинктивно Игнатьев представляет грядущее не без души, а с новой душой, которую древние греки изображали именно в виде бабочки. «Психея представлялась на памятниках изобразительного искусства в виде бабочки, то вылетающей из погребального костра, то отправляющейся в Аид» [3, с.453]. И уже совсем немыслимо признать , что новом мире совсем не будет места «Живому». Невысказанный вопрос: «Скажите, а Живое там есть?» - не остался без ответа. Напоследок Игнатьев «краем глаза увидел, как прильнула к окну, прощаясь, рыдая, застилая белый свет, преданная им подруга – тоска», «И ахнуло за спиной Живое» [4, с.173]. Вот это и есть страшная цена, оплаченная героем: ему больше не будет больно, потому что болит только Живое. Нарочито подчеркнутая прописная буква в тексте указывает на то, что Живое – жизнь, природа давно уже посягнуло на статус единого Бога.

Это вечное возвращение – реальная данность, и почти первобытный анимизм встает на страницах рассказа там, где появляется Живое. Стилистика рассказа резко меняется. Водопад метафор, построенных на олицетворении, ярких картин, связующих в одно целое весь многовековой опыт человечества с судьбой одного «маленького человека». В самые мучительные минуты полного опустошения, когда в душе героя «срубленные сады, обмелевшие поля, пепелища городов» «откуда-то из землянок выходит Живое; разгребает обгоревшие бревна, сажает маленькие ростки рассады» [4, с.157]. Именно в этом ощущении неразрывной связи с Живым и было единственное спасение. Отринув Живое, чтобы не болело, не тревожило, Игнатьев отказался от самой жизни.

Главный художественный прием, характеризующий послеоперационное состояние героя – резкая смена стилистики. Пестрый, метафоричный, ироничный – когда на сцену выступало Живое, язык повествователя становится односложным, грубым, безграмотным («Ща быстро к Настьке. Штоб нишкнула» [4, с.174]) и самодовольным в своей ущербности. Язык - это тоже Живое. Достаточно вспомнить мутацию языка как главное последствие взрыва в романе «Кысь». Но завершающий аккорд превращения не слово, а дело: донос на врача, которому дал взятку и предстоящий поход в собес с целью избавиться от больного сынишки: «не могу больше дома держать этого недоноска. Антисанитария, понимаешь» [4, с.175]. Живое отторгнуто, «приятно чувствовать тупой пятачок в солнечном сплетении» [4, с.174]. Маленький человек перестал быть человеком, он - чистый лист, и тысячелетний опыт предков не начертал на этом листе ни одного знака. Он – хорошо функционирующий организм, и ему все удается.

Вернемся к сюжету о Фаусте, продавшем душу дьяволу. Средневековая легенда была по-христиански прямолинейна: в дуалистически выстроенной системе оппозиций вступить в сделку с дьяволом – значит отречься от бога, погубить свою бессмертную душу. Гетевского Фауста соблазняют не деньги и власть, а возможность расширить границы познания. Его цена – вечный поиск. Человек Просвещения, «объявленный продуктом природы, подобно всем прочим существам» (Гольбах), освобождался от души, привязывающей его к богу. Человек присваивал функции творца и утверждался в ненужности «гипотезы Бога» (Лаплас). Век ХIХ приводит западноевропейское сознание к девальвации всех ценностей христианской культуры, отрицающей жизнь человека как природного существа (Ницше). В ХХ веке А.Швейцер предложил новый спасительный якорь морали – принцип благоговения перед жизнью: «Сохранять жизнь, способствовать жизни, выдвигать жизнь, которая способна развиваться, до ее наивысшей ценности – это он [человек] воспринимает как добро; разрушать жизнь, вредить жизни, подавлять жизнь, которая могла бы развиваться, - как зло…» [6, с.244-245].

Убивший в себе Живое, Игнатьев преступил не христианский закон, но закон природы. «Маленький человек», жаждущий стать победителем, погнался за миражем виртуального мира, освободившись от всех обязанностей и обязательств. Пустота «чистого листа» отрицает Живое. В современном мире, где давно никого не страшит «геенна огненная», призыв к благоговению перед жизнью – последний кордон, дальше – пустота глазниц доктора Иванова. Фаустовский страшный выбор оказался под силу «маленькому человеку» Игнатьеву, потому что в роли дьявола-искусителя выступила современная массовая культура, убеждающая, что без души жить намного легче.

Осознание Живого (жизни) как высшей ценности может на новом витке привести Игнатьевых нашего времени к идее Бога. Так некогда Л.Толстой наградил любимого героя откровением: «Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий» [5, с.575].

 

Источники и литература:

1.      Вахитова Т.М. Толстая Т.Н. Русские писатели. ХХ век: Биобиблиографический словарь. В 2-х ч. Ч.2 – М., 1998. – С.445-447.

2.      Лотман Ю.М. Сюжетное пространство русского романа ХIХ столетия // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова. – М.: Просвещение, 1988. – С.325-345.

3.      Мифологический словарь /Под ред. Е.М. Мелетинского. – М.: Советская энциклопедия, 1991. – 736с.

4.      Толстая Т. Любишь – не любишь: Рассказы. – М.: Оникс, ОЛМА – ПРЕСС, 1997. – 384с.

5.      Толстой Л.Н. Война и мир. – М.: Художественная литература, 1981. – Т.3-4. – 768с.

6.      Швейцер А. Упадок и возрождение культуры. – М.: Прометей, 1993. – 512с.

7.      Шром Н.И. Литература современной России. 1987 – 2003. Учебное пособие. – М.: Абразив; Рига: Retorika A, 2005. – 224с.



Первая научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(10-15 мая 2008 г.)


(отчет)
Вторая научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(1-7 ноября 2008 г.)
(отчет)
Третья научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(20-27 декабря 2008 г.)
(отчет)
Четвертая научно-практическая конференция
(10-17 апреля 2009 г.)
(отчет)
Пятая научно-практическая конференция
(20-27 мая 2009 г.)
(отчет)
Шестая научно-практическая конференция
(1-15 апреля 2010 г.)
(отчет)
Седьмая научно-практическая конференция
(28 мая - 7 июня 2010 г.)
(отчет)
Восьмая научно-практическая конференция
(05-12 декабря 2010 г.)
(отчет)
Девятая научно-практическая конференция
(27-31 декабря 2010 г.)
(отчет)
Десятая научно-практическая конференция
(15-23 марта 2011 г.)
(отчет)
Одинадцатая научно-практическая конференция
(26 апреля 04 мая 2011 г.)
(отчет)
Двенадцатая научно-практическая конференция
(28 мая - 06 июня 2011 г.)
(отчет)
Тринадцатая научно-практическая конференция
(28 октября - 09 ноября 2011 г.)
(отчет)
Четырнадцатая научно-практическая конференция
(12-20 декабря 2011 г.)
(отчет)
Пятнадцатая научно-практическая конференция
(01-07 марта 2012 г.)
(отчет)
Шестнадцатая научно-практическая конференция
(09-14 апреля 2012 г.)
(отчет)
Семнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 октября 2012 г.)
(отчет)
Восемнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 декабря 2012 г.)
(отчет)
Девятнадцатая научно-практическая конференция
(26 февраля - 3 марта 2013 г.)
(отчет)
Двадцатая научно-практическая конференция
(20-28 апреля 2013 г.)
(отчет)
Двадцать первая научно-практическая конференция
(13-18 мая 2013 г.)
(отчет)
Первая международная научно-практическая конференция
"Перспективные направления отечественной науки - ХХI век"
(13-18 мая 2013 г.)
(отчет)
Двадцать вторая научно-практическая конференция
(4-9 ноября 2013 г.)
(отчет)
Двадцать третья научно-практическая конференция
(10-15 декабря 2013 г.)
(отчет)
Двадцать четвертая научно-практическая конференция
(20-25 января 2014 г.)
(отчет)
Двадцать пятая юбилейная научно-практическая конференция
(3-7 марта 2014 г.)
(отчет)
Двадцать шестая научно-практическая конференция
(7-11 апреля 2014 г.)
(отчет)
Двадцать седьмая научно-практическая конференция
(20-25 мая 2014 г.)
(отчет)
Двадцать восьмая научно-практическая конференция
(08-13 октября 2014 г.)
(отчет)
Двадцать девятая научно-практическая конференция"
(19-25 ноября 2014 г.)
(отчет)
Тридцатая научно-практическая конференция
(19-25 января 2015 г.)
(отчет)
Тридцать первая научно-практическая конференция
(25 февраля - 1 марта 2015 г.)
(отчет)
Тридцать вторая научно-практическая конференция
(2 - 7 апреля 2015 г.)
(отчет)
Тридцать третья научно-практическая конференция
(20 - 27 мая 2015 г.)
(отчет)
Тридцать четвертая научно-практическая конференция
(13 - 17 октября 2015 г.)
(отчет)
Тридцать пятая научно-практическая конференция
(24 - 27 ноября 2015 г.)
(отчет)
Тридцать шестая научно-практическая конференция
(29 декабря 2015 - 5 января 2016 г.)
(отчет)
Тридцать седьмая научно-практическая конференция
(19 - 22 апреля 2016 г.)
(отчет)
Тридцать восьмая научно-практическая конференция
(23 - 25 мая 2016 г.)
(отчет)

На главную | Объявления | Отчеты предыдущих конференций | История Украины | Контакты

Copyright © Zinet.info. Разработка и поддержка сайта - Студия веб-дизайна Zinet.info