zinet home
home home
home ИНТЕЛЛЕКТ-ПОРТАЛ
home Стартовал прием материалов в сборник XХХIX-й научной конференции. Требования к публикациям - в разделе "Объявления".

На главную | Объявления | Отчеты предыдущих конференций | История Украины | Контакты

РЕСУРСЫ ПОРТАЛА:

Тридцать восьмая научно-практическая конференция
(23 - 28 мая 2016 г.)


Тридцать седьмая научно-практическая конференция
(19 - 22 апреля 2016 г.)


Тридцать шестая научно-практическая конференция
(29 декабря 2015 - 5 января 2016 г.)


Тридцать пятая научно-практическая конференция
(24-27 ноября 2015 г.)


Тридцать четвертая научно-практическая конференция
(13-17 октября 2015 г.)


Тридцать третья научно-практическая конференция
(20-27 мая 2015 г.)


Тридцать вторая научно-практическая конференция
(2-7 апреля 2015 г.)


Тридцать первая научно-практическая конференция
(25 февраля - 1 марта 2015 г.)


Тридцатая научно-практическая конференция
(19-25 января 2015 г.)


Двадцать девятая международная научно-практическая конференция
(19-25 ноября 2014 г.)


Двадцать восьмая международная научно-практическая конференция
(08-13 октября 2014 г.)


Двадцать седьмая научно-практическая конференция
(20-25 мая 2014 г.)


Двадцать шестая научно-практическая конференция
(7-11 апреля 2014 г.)


Двадцать пятая юбилейная научно-практическая конференция
(3-7 марта 2014 г.)


Двадцать четвертая научно-практическая конференция
(20-25 января 2014 г.)


Двадцать третья научно-практическая конференция
(10-15 декабя 2013 г.)


Двадцать вторая научно-практическая конференция
(4-9 ноябя 2013 г.)


Первая международная научно-практическая конференция
(14-18 мая 2013 г.)


Двадцать первая научно-практическая конференция
(14-18 мая 2013 г.)


Двадцатая научно-практическая конференция
(20-28 апреля 2013 г.)


Девятнадцатая научно-практическая конференция
(26 февряля - 3 марта 2013 г.)


Восемнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 декабря 2012 г.)


Семнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 октября 2012 г.)


Шестнадцатая научно-практическая конференция
(09-14 апреля 2012 г.)


Пятнадцатая научно-практическая конференция
(01 - 07 марта 2012 г.)


Четырнадцатая научно-практическая конференция
(12-20 декабря 2011 г.)


Тринадцатая научно-практическая конференция
(28 октября - 09 ноября 2011 г.)


Двенадцатая научно-практическая конференция
(28 мая - 06 июня 2011 г.)


Одинадцатая научно-практическая конференция
(26 апреля - 04 мая 2011 г.)


Десятая научно-практическая конференция
(15-23 марта 2011 г.)


Девятая научно-практическая конференция
(27-31 декабря 2010 г.)


Восьмая научно-практическая конференция
(05-12 декабря 2010 г.)


Седьмая научно-практическая конференция
(28 мая - 7 июня 2010 г.)


Шестая научно-практическая конференция
(1-15 апреля 2010 г.)


Пятая научно-практическая конференция
(20-27 мая 2009 г.)


Четвертая научно-практическая конференция
(10-17 апреля 2009 г.)


Третья научно-практическая конференция
(20-27 декабря 2008 г.)


Вторая научно-практическая конференция
(1-7 ноября 2008 г.)


Первая научно-практическая конференция
(10-15 мая 2008 г.)



НАШИ ПАРТНЕРЫ:

Студия веб-дизайна www.zinet.info



Студия ландшафтного дизайна Флора-МК


Уникальное предложение!



Сайт-визитка - теперь
всего за 200 грн!

подробнее>>>



ЯЗЫК О ЯЗЫКЕ: КОНЦЕПЦИЯ ЕСТЕСТВЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ

 

Старикова Г.Г.

Украина, г. Харьков, Харьковский национальный

университет радиоэлектроники

 

The article is devoted the problem of “natural” linguistic – the modern direction in investigations of language’s phenomena. The definitions of language in “natural” linguistic are analyzed. Also the modern conceptions of language’s activity are represented there. For example the Humboldt’s conception of living and active language as a product of social and culture development and also such modern conception as Fuko’s theory are analyzed.

 

Проблема специфики человеческого языка, его глубинной сущности – очень древняя и, в то же время, сравнительно новая для философии проблема. С одной стороны, феномен языка серьезно интересовал философов периода классической античности (Сократ, Платон и особенно Аристотель), когда были разработаны первые лингвофилософские концепции. С другой стороны, углубленный философский анализ языка стал возможен лишь к концу XIX века в связи с активным развитием филологии и лингвистики. Однако следует отметить, что философские направления и концепции, связанные с изучением языка и языковой деятельности (все разновидности неопозитивизма, герменевтика, структурализм и постструктурализм), как правило, основное внимание обращали либо на язык науки, либо на язык как таковой, абстрактный и универсальный для всего человечества феномен вне естественной среды его «обитания». И лишь к концу ХХ века формируется специфическое направление в лингвистических исследованиях, получившее название «наивной», или естественной лингвистики. Если научно-лингвистические, структуралистские, когнитологические, позитивистские подходы стремятся рассмотреть язык «со стороны», извне (но при этом пользуясь тем же языком), то естественная лингвистика бытует внутри самого языка, является его неотъемлемой, хотя и неявной, имплицитной частью. Для нее интерес представляют образы языка, запечатленные в самом языке. Иными словами, естественная лингвистика – это нерефлектирующая рефлексия говорящих, спонтанные представления о языке и речевой деятельности, сложившиеся в обыденном сознании человека и зафиксированные в значении металингвистических терминов, таких, как язык, речь, слово, смысл, значение, говорить, молчать и др. Как представлял себе язык-речь человек, ничего о языке не знавший, но им владевший? Как воспринимал он сам звуковой поток – расчлененно или целостно? Эти и многие другие вопросы, как правило, не рассматривались ранее ни лингвистами, ни философами.

Когда физик изучает электричество, его мало интересует значение слова электричество в обыденном языке. Однако в гуманитаристике ситуация иная. Например, эпистемолог обязан представлять себе значение глагола знать во всех его вариантах, поскольку эпистемология как раз и изучает вопрос о том, что значит знать нечто, как мы достигаем этого знания, где границы знания и т.п. В языкознании и в философии языка таким первичным вопросом является вопрос о значении и употреблении слова язык.

Традиция выяснять смысл терминов, исходя из их обыденного значения, была заложена Аристотелем. Этот подход в философии сохранился до сих пор, например, в герменевтике или аналитической философии. Так, для уяснения смысла слова язык немецкие герменевты начала XIX века анализировали древнегреческое понятие логос, которое происходило от слова legere (лат. вариант - класть), означавшего: 1) соединяющую и разъединяющую, различающую, создающую («кладущую», legende) и анализирующую (zerlegende) деятельность духа, то есть рассудок; 2) продукты и предметы рассудка, т.е. умозрительные и теоретические дисциплины; 3) тот продукт рассудка, который одновременно и является органом этой деятельность, то есть собственно язык [1, c. 195]. Так, аналитическая философия стремилась «вывести» язык из-под обыденного словоупотребления, «избавить» точную научную терминологию от искажений и нюансов повседневного языка. В результате «логического анализа» (в смысле Фреге, Рассела и Уайтхеда) устраняется неадекватность обыденного языка (этим ограничивается Витгенштейн) и выводится «истинная» форма фактов (Рассел) (см. также понятие philosophical elucidation of language Айера). А при «концептуальном анализе» (Мур) устанавливается, какие правила обыденного языка нарушены в философских высказываниях типа: Материальных предметов нет или Время не является реальностью.

Мы же хотели бы проанализировать свойства человеческого языка, подаваемые через призму обыденной речи о языке, то есть в рамках так называемой естественной, или «наивной», лингвистики. Естественная лингвистика тесно переплетается с лингвистикой «научной», теоретической, хотя последняя до конца ХХ века практически игнорировала «наивную», «естественную» составляющую языка. В связи с этим следует обратить внимание на тот факт, что лингвисты (психологи, философы, когнитологи и др.) стараются максимально четко разграничить понятия речь и язык. Однако «наивной» лингвистике (художественной и обыденной речи) такое разграничение чуждо, и языком часто называют результат речевой деятельности, то есть речь. Следовательно, обыденное сознание видит язык через призму речи.

Язык составляет один из основных признаков, выделивших человека из мира живой природы и придавший духовному началу физическое обличье. Как и человек, язык соединяет в себе материю и дух, он воспринимается одновременно и умом, и органами чувств. Этот дуализм языка, повторяющий двойственную природу человека, отражен почти во всех его научных дефинициях. Так, Н.В. Крушевский достаточно полно выразил в своей дефиниции языка этот дуализм: «Язык представляет нечто, стоящее в природе совершенно особняком: сочетание явлений физиолого-акустических, управляемых законами физическими, с явлениями бессознательно психическими, которые управляются законами совершенно другого порядка». И хотя язык конвенционален, а человек органичен, в саму природу человека внедрена возможность семиозиса, а в природу языка органическое единство звука и смысла, в котором берет свое начало языковой знак. М.О. Гершензон писал: «Все духовное творчество человека коренится в природе и все ныне организованные деятельности его, столь сложный и сознательные… родились из непроизвольных побуждений», он считает, что «первоначальный звук» рождается как непроизвольное телодвижение гортани и «разрешает тягостное напряжение чувства», одновременно вынося чувство наружу, «ставя его пред человеком». «Для того чтобы звук удовлетворял личность, то есть возможно полнее разрешал напор чувств и возможно целостнее выражал его вовне, он должен был воплощать в себе именно личное состояние духа. Напротив, социальный интерес побуждал обезличивать звук, потому что звук совершенно личный не пригоден для общения, и чем он личнее, тем менее пригоден. Только звук, вмещающий родовое ядро чувства, понятен всем» [2, с.127-128].

В естественной лингвистике выделяют такие значения слова язык:

·       система словесного выражения мыслей, служащая средством общений людей;

·       разновидность речи, обладающая теми или иными характерными признаками: стиль, слог и т.п.;

·       собственно средство общения, не обязательно вербального (язык музыки, язык танца).

Интеллект больше любит вещи, чем процессы и свойства, а языковые объекты не обладают независимой реальностью. Чтобы стать предметом размышлений и речи, лингвистический язык как абстракция должен быть овеществлен, что и делает метафора, помещая абстракции в трехмерное пространство. «Абстрактные идеи – это лишь наименования. Если бы мы непременно хотели подразумевать под ними нечто другое, мы были бы похожи на художника, который упорно желает нарисовать человека вообще и тем не менее всегда рисует лишь индивиды» [3, с. 244].

Образы языка, овеществленные инструменты означивания, меняют «прототипический контекст интерпретации», по словам Баллмера. Одни образы орнаментальны, будучи «ментальной роскошью». А другие являются «несущими конструкциями дискурса», и слово в них – не знак готовой мысли, а «средство добывать ее из рудников своей души и придавать ей высшую цену» [4, с.152]. «Рабочие» образы слова язык являются не аберрациями буквального смысла, а непосредственной данностью мысли; мышление совершается в образах, которые только задним числом оцениваются как тропы.

В языкознании особенно часто язык представляется как игра, живой организм, культурное достояние, выражение ментальности или «духа» народа (В. фон Гумбольдт), духовный принцип человека, коллективный продукт истории, символический ключ к культуре, символ социального статуса, носитель социализации, средство для достижения групповой солидарности, инструмент для снятия агрессивности, средство психотерапии, инструмент власти, уменьшенная копия действительности и т.д. В концепции, разработанной В. Гумбольдтом в конце XIX века, впервые была сформулирована идея о творческом и активно-деятельном характере языка, об обратном воздействии языков на национальный дух и интеллектуальный уровень народов. Две стихии – язык и духовная деятельность – попеременно обусловливающие друг друга, поочередно дающие друг другу импульс для дальнейшего развития, в то время представлялись ему «узлами, упорно не дающими себя распутать». Вместе с тем, несмотря на невозможность вникнуть в сущность явлений и предугадать их, в сочинениях В. Гумбольдта со всей очевидностью раскрывается цикличность движения: с одной стороны, язык как создание индивидов и творение наций «всегда… опирается на совокупность человеческой духовной силы» [5, с. 66]; с другой стороны, сам язык воздействует на человека и человечество, и «главное воздействие языка на человека обусловливается его мыслящей и в мышлении творящей силой; эта деятельность имманентна и конструктивна для языка» [5, с.58].

Ядром гумбольдтовской концепции языка считается определение, ставшее монументальным моментом истории языкознания: «Язык не есть продукт деятельности, а деятельность» [5, с.70]. Это определение уточняется в следующих словах: «Язык следует рассматривать не как мертвый продукт (эргон), но как созидающий процесс (энергейя)» [5, с.69]. Следует обратить внимание на важный нюанс в концепции Гумбольдта. Он размышлял о языке как естественном процессе, имея в виду именно естественный язык народа, а не литературную и т.п. его интерпретацию – мысль, которая была воспринята лингвистами лишь в конце ХХ века. Гумбольдт понимал язык как феномен, который «может родиться лишь благодаря одновременной самодеятельности всех» [5, с.65]. Важно отметить, что такой подход к языку был заложен еще в античности, в дискуссиях между аналогистами и аномалистами. Если первые исходили из понимания языка как системы четких правил, то вторые были сторонниками окказиональности и считали, что норма может быть выведена только из живой практики речи, не подчиняющейся правилам.

На фоне предшествовавшей западной лингвистической традиции определение В. Гумбольдта было революционным и до настоящего времени сохранило потенциал продуктивной научной модели, отнюдь не став отжившим фактом истории познания. Вышеобозначенная антитеза «эргон-энергейя» предопределила дальнейшее развитие мысли: последующие лингвистические учения разделились по двум основным направлениям, обозначенным В. Гумбольдтом. Преобладала, несомненно, тенденция изучения продуктов языковой деятельности – она доминировала в сравнительно-историческом языкознании; в концепции Ф. де Соссюра и трудах Женевской школы; в функциональном структурализме Пражского лингвистического кружка; в американском дескриптивизме; французском структурализме и постструктурализме.

До середины ХХ в. гумбольдтовская традиция в философии языка практически не поддерживалась и не развивалась. Однако еще на рубеже ХIХ-ХХ вв. она оказалась плодотворной, например, для отечественной философии и лингвистики. Так, известный языковед, философ, фольклорист А.А. Потебня понимал язык как силу, творящую и преобразующую мысль. В своей книге «Мысль и язык» он утверждал, что язык не есть отражение миросозерцания, а слагающая его деятельность [4, с.156]. Оригинальным преломлением гумбольдтовских идей стала так называемая «философия имени» - самобытное течение в русской философии 10-20-х гг. ХХ в., представленное трудами П.А. Флоренского, С.Н. Булгаков, А.Ф. Лосева. Эти искания русских философов соотносятся с некоторыми позициями Марбургской школы, например, с идеями Э. Кассирера о семантическом и магическом использовании слова. «… Магическая функция слова явно доминирует над семантической функцией» [6, с.159]. Возник так называемый «гумбольдтовский ренессанс».

Аналогично понимает языковой процесс М. Фуко: «Грамматические структуры языка оказываются априорными предпосылками всего, что может быть высказано» [7, с.321]. По мысли французского философа, язык связывается с цивилизациями на уровне достигнутого ими познания через дух народа, который их породил, одушевил и может узнавать в них себя (языковая и т.п. самоидентификация). Язык, став «весомой и плотной исторической реальностью», образует вместилище традиций, привычек мысли, «темного духа народов» и вбирает в себя «роковую память, даже не осознающую себя памятью». «Выражая свои мысли словами, над которыми они не властны, влагая их в словесные формы, исторические изменения которых от них ускользают, люди полагают, что их речь им повинуется, не ведая о том, что они сами подчиняются ее требованиям» [7, с.321].

Разработка методологически обоснованного подхода к предложенной проблеме опирается на культурно-лингвистический подход к науке. В языке каждого народа существует глубинный слой, из которого и «вырастает» и на котором базируется естественный язык. Этот слой включает имплицитные компоненты, неосознаваемые структурные и семантические предпосылки языка. Такое представление о фундаментальной и, одновременно, активной роли языка в функционировании культурных феноменов (таких, как искусство, наука, философия) может стать основой для дальнейших исследований данного феномена на стыке лингвистического, философско-аналитического, структуралистского и культурологического подходов.

Итак, во второй половина ХХ века традиция изучения языка «в самом себе и для себя», доминировавшая в лингвистике предшествовавших десятилетий, отчасти сменилась тенденциями, идущими от Гумбольдта и концептуализирующими язык как энерджейя, как метаструктуру, которая детерминирует социально-исторические структуры и обладает опережающим потенциалом и прогностической валидностью. Это междисциплинарное направление представлено исследованиями в области философии (М. Фуко, Ю. Хабермас), филологии (Н. Хомский), психологии и психолингвистики (Б. Уорф, М. Коул, С. Скрибнер и др.) и в области художественного осмысления действительности (в литературе).

Можно предположить, что это направление исследований имеет большой креативный потенциал, как и его объект – креативный живой язык.

 

Перечень ссылок:

1.     В.З. Демьянков. «Семантические роли и образы языка». – Язык о языке. Сб. ст. / Под общук. и ред Н.Д. Арутюновой. – М.: Языки русской культуры, 2000. – с. 193-270.

2.     Гершензон М.О. Демоны глухонемые // Записки мечтателей, № 5, 1992.

3.     Кондильяк Э.Б. де. Логика, или начала искусства мыслить // Кондильяк Э.Б. де. Сочинения в трех томах. М., 1983. Т. 3. - С. 183-270.

4.     Потебня А.А. Мысль и язык // Потебня А.А. Эстетика и поэтика. М., 1976. С. 35-220 - с.152.

5.     Гумбольдт В. фон. – Избранные труды по языкознанию. – М.: Прогресс, 2000. – с. 70.

6.     Кассирер Э. Техника современных политических мифов // Вестник МГУ, Философия, 1990, №2. – с.159.

7.     Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук / М. Фуко. – СПб.: A-cad. – 1994. – 345 с.



Первая научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(10-15 мая 2008 г.)


(отчет)
Вторая научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(1-7 ноября 2008 г.)
(отчет)
Третья научно-практическая конференция
"Инновационный потенциал украинской науки - ХХI век"
(20-27 декабря 2008 г.)
(отчет)
Четвертая научно-практическая конференция
(10-17 апреля 2009 г.)
(отчет)
Пятая научно-практическая конференция
(20-27 мая 2009 г.)
(отчет)
Шестая научно-практическая конференция
(1-15 апреля 2010 г.)
(отчет)
Седьмая научно-практическая конференция
(28 мая - 7 июня 2010 г.)
(отчет)
Восьмая научно-практическая конференция
(05-12 декабря 2010 г.)
(отчет)
Девятая научно-практическая конференция
(27-31 декабря 2010 г.)
(отчет)
Десятая научно-практическая конференция
(15-23 марта 2011 г.)
(отчет)
Одинадцатая научно-практическая конференция
(26 апреля 04 мая 2011 г.)
(отчет)
Двенадцатая научно-практическая конференция
(28 мая - 06 июня 2011 г.)
(отчет)
Тринадцатая научно-практическая конференция
(28 октября - 09 ноября 2011 г.)
(отчет)
Четырнадцатая научно-практическая конференция
(12-20 декабря 2011 г.)
(отчет)
Пятнадцатая научно-практическая конференция
(01-07 марта 2012 г.)
(отчет)
Шестнадцатая научно-практическая конференция
(09-14 апреля 2012 г.)
(отчет)
Семнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 октября 2012 г.)
(отчет)
Восемнадцатая научно-практическая конференция
(22-26 декабря 2012 г.)
(отчет)
Девятнадцатая научно-практическая конференция
(26 февраля - 3 марта 2013 г.)
(отчет)
Двадцатая научно-практическая конференция
(20-28 апреля 2013 г.)
(отчет)
Двадцать первая научно-практическая конференция
(13-18 мая 2013 г.)
(отчет)
Первая международная научно-практическая конференция
"Перспективные направления отечественной науки - ХХI век"
(13-18 мая 2013 г.)
(отчет)
Двадцать вторая научно-практическая конференция
(4-9 ноября 2013 г.)
(отчет)
Двадцать третья научно-практическая конференция
(10-15 декабря 2013 г.)
(отчет)
Двадцать четвертая научно-практическая конференция
(20-25 января 2014 г.)
(отчет)
Двадцать пятая юбилейная научно-практическая конференция
(3-7 марта 2014 г.)
(отчет)
Двадцать шестая научно-практическая конференция
(7-11 апреля 2014 г.)
(отчет)
Двадцать седьмая научно-практическая конференция
(20-25 мая 2014 г.)
(отчет)
Двадцать восьмая научно-практическая конференция
(08-13 октября 2014 г.)
(отчет)
Двадцать девятая научно-практическая конференция"
(19-25 ноября 2014 г.)
(отчет)
Тридцатая научно-практическая конференция
(19-25 января 2015 г.)
(отчет)
Тридцать первая научно-практическая конференция
(25 февраля - 1 марта 2015 г.)
(отчет)
Тридцать вторая научно-практическая конференция
(2 - 7 апреля 2015 г.)
(отчет)
Тридцать третья научно-практическая конференция
(20 - 27 мая 2015 г.)
(отчет)
Тридцать четвертая научно-практическая конференция
(13 - 17 октября 2015 г.)
(отчет)
Тридцать пятая научно-практическая конференция
(24 - 27 ноября 2015 г.)
(отчет)
Тридцать шестая научно-практическая конференция
(29 декабря 2015 - 5 января 2016 г.)
(отчет)
Тридцать седьмая научно-практическая конференция
(19 - 22 апреля 2016 г.)
(отчет)
Тридцать восьмая научно-практическая конференция
(23 - 25 мая 2016 г.)
(отчет)

На главную | Объявления | Отчеты предыдущих конференций | История Украины | Контакты

Copyright © Zinet.info. Разработка и поддержка сайта - Студия веб-дизайна Zinet.info